Бегущая строка текста в HTML Это наш общий праздник! Кемеровский район - юбилей Кузбасса в каждый дом!

История школы

zdanie_kor-shkoly

 

Год основания школы — 1933.
Полное название школы с 2016 года -муниципальное казённое образовательное учреждение «Берёзовская основная общеобразовательная школа-интернат психолого-педагогической поддержки»  Кемеровского муниципального района 

История школы

Перенесемся в далекое прошлое. Где наше начало, как все происходило? 17 век, идет расширение государства Российского. В 1626 году царем Алексеем Михайловичем издается Указ об организации сторожевых постов между острогами Кузнецкий и Томский. Сюда посылают служивых людей. Так и попали в наши места братья Щербаковы, которые обязаны были сторожить свой пост и в случае угрозы со стороны неприятелей дать весточку ближайшему посту в Верхотомку. На коне ходу туда было один день – 40 километров.

С них-то, с братьев Щербаковых, и пошло наше село. Раз братья Щербаковы были первыми поселенцами, то и поселение стало носить название Щербаки.

Шли годы. Поселение пополнялось жителями, в основном это были старообрядцы, скрывавшиеся от преследования церкви. Приезжали целыми деревнями, а фамилии свои скрывали. Звали их в народе «новеньки», потому в деревне много людей с фамилией Новиков. Сюда же бежали и ссыльные революционеры, скрываясь от царского гнева и расправы. Многие из них были образованными людьми. Они-то и были первыми учителями в нашей деревне, которые за плату, а порой и бесплатно, несли народу свои знания.

В 1902 году, отбыв ссылку и получив право на поселение на территории деревни, пришел к старосте Новикову Ивану Григорьевичу человек и сказал, что он может учить детей грамоте. Собрали сход, на котором староста представил учителя (имя его точно не установлено). На сходе было принято решение, что учитель по очереди будет жить в семьях своих учеников и его должны кормить. Занятия проводились в частном доме, в горнице. Для занятий сколотили стол, сделали скамейки и ящик для песка. Занятия должны были начинаться с 1 октября, после уборки урожая, а заканчиваться в начале мая, до посевной. Правила в школе были очень строгие. Инспекторов тогда не было, а потому знания детей проверяли сами родители. Учитель должен был в присутствии отцов показать, чему он научил ребят на занятиях по чтению, письму и счету. После этого учитель получал расчет согласно договоренности.

1 класс состоял только из мальчиков из зажиточных семей. В то время считали, что девочкам грамота ни к чему, их задача состоит в умении хорошо готовить, прясть, ткать и смотреть за детьми. Когда заканчивался учебный год, отцы являлись на экзамены. Порядок проведения экзаменов был такой: учитель сначала спрашивал ребят, которые учились хорошо, и их родители были довольны. Потом наступала очередь тех, кто учился плохо. Таких детей после экзаменов отцы пороли розгами, приговаривая: «За тебя такие деньги заплачены, а ты, болван, чтение и счет не осилил». По воспоминаниям самих таких нерадивых учеников, они иногда целыми неделями не выходили из дома, отлеживаясь после побоев. Учителя замечали, что те учащиеся, которым было по 8-9 лет, осваивали учебу легко и с интересом, а те, кому лет 15-16 – гораздо труднее, а то и вовсе безуспешно. Старшим надо было вести домашнее хозяйство, помогать в поле, а тут еще и любовь начиналась. Было им совсем не до учебы. Младшие же сидели дома, забот у них было меньше. Научившись читать, они затем читали своим младшим братьям и сестрам, родителям. Книга, конечно, была самым интересным предметом для детей.

В 1911 году на сходе было принято решение построить в Щербаках школу. Строили ее сами жители на высоком месте. Земство предоставило лес для школы, плату учителю и уборщице. В 1912 году уже настоящая школа начинает занятия. Деревянное здание, в котором было 2 классные комнаты, а за стенкой – квартира учителей. Занятия в школе проходили в две смены. Изучались предметы: арифметика, русский язык, чтение, рисование, закон божий. Обучались в школе четыре года. Дети батраков и беднейших крестьян – не обучались в школе.

Грянула революция, перевернувшая все по иному. В 1920 году уже все дети стали обучаться  в школе, но из программы убрали закон божий и церковное пение. Первыми учителями в советское время были супруги Тимофеевы Михаил Григорьевич и Елена Андреевна, приехавшие из Томска. Советская власть ввела в стране бесплатное образование, совместное обучение в школе мальчиков и девочек, отделила  церковь от государства, а школу от церкви, поставила задачу ликвидации безграмотности в кратчайшие сроки.

В 1921 году на сходе было решено переименовать наше село Щербаки в Березово, по названию протекающей речки Березовки. Трудное время было в стране, голод, разруха, отсутствие одежды, учебников, надлежащих помещений. Проводимая в крайне сжатые сроки индустриальная революция потребовала ускоренной подготовки миллионов квалифицированных инженеров и рабочих. К концу 20-х годов половина населения СССР была еще неграмотной. В 1930 году партийно-государственное руководство ставит задачу «проведение всеобщего обязательного первоначального обучения и ликвидации неграмотности». С 1930-1931 годов повсеместно вводилось обязательное начальное (4-летнее) обучение детей и подростков. В промышленных городах, фабрично-заводских районах и рабочих поселках была поставлена задача осуществить всеобуч в объеме школы-семилетки.

В 1933 году было принято решение открыть школу-интернат для глухонемых детей. Выбрали наше село Березово. Место красивое, тихое, вдали от города, от пыли, суеты. Помещение искали недолго. В деревне были купеческие дома пригодные для жилья. Такой дом нашелся – это был бывший купеческий дом купца Курзиных. Здесь-то и решили открыть областную школу-интернат для глухонемых детей.

Здание было двухэтажное, деревянное. На первом этаже школы располагались; столовая, групповые комнаты, шесть печей, которые топила Шершнева Мария Федоровна. На втором этаже были учебные кабинеты, спальни, кабинет врача. Первыми принимали детей  супруги  Колмаковы. Директор Михаил Дмитриевич и его жена   Надежда Павловна. Первый директор не имел высшего образования, но был хозяйственником от Бога. С большими трудностями ему пришлось  обустраивать школу.

Обучаться должны были дети с шести  лет, т.е. с приготовительного класса, или как называли,  с нулевого класса. В первый год обучения в школе было  всего несколько учащихся. Родители таких детей сами были в основном неграмотными. Многие и не знали о существовании такой школы. Только спустя 5 лет, уже ближе к 1940 году, школа получила известность. Через отделы народного образования стали поступать учащиеся со всей области.

Трудности были всюду. Не было специалистов, способных обучать глухонемых детей. Отсутствовала программа, не хватало специальной литературы, не было раздаточного материала.

Очень много трудностей было и в хозяйственном плане. Дрова для печи заготавливали сами сотрудники вместе с детьми. Уголь возили из города на лошади — единственном транспорте, который тогда был.

Заведовала хозяйством в то время Торопова Панна Антоновна, 17-летняя девушка. Впоследствии она получила специальное образование, перешла на должность воспитателя и отработала в школе до пенсии.

Воду для приготовления пищи брали прямо из Березовки, была она тогда чистой и прозрачной. Стирали только вручную.

Двор школы – отдельная гордость, кругом красавицы-березы, места много, есть где поиграть, побегать, отдохнуть от занятий. Лавочки, песочницы и все остальное делали учащиеся своими руками.

Напротив школы-интерната располагалась сельская школа, с  детьми которой с первых дней  открытия школы – интерната завязалась тесная и прочная дружба.

Чтобы прокормить детей, держали подсобное хозяйство. Поодаль от школы выстроили коровник и свиноферму, мясо и молоко имели всегда свое. Распоряжалась  подсобным хозяйством Мицкевич Зоя Михайловна. Она кормила животных, а чистить помогали работники школы: сторож и дворник. Возчик Шершнев Павел Николаевич успевал всюду: заготавливал сено, возил уголь, готовил, кроме того, корм свиньям. Овес для лошади сеяли тоже сами, овощи выращивали на собственном огороде.

Учебным процессом руководила Казначеева-Донцова Мария Андреевна, талантливый педагог и заслуженный учитель РСФС.  Под её руководством коллектив учителей самостоятельно разработал программу для обучения глухонемых детей.

Подготовительный период продолжался целый год, за это время нужно было освоить основы дактилологии и мимики, запомнить значение самых необходимых в обиходе слов, а их больше тысячи. Была разработана специальная тактильная азбука. Обучали ей не только детей, но и всех работников школы.

Предполагалось, что в каждом классе будет 8-9 человек, но в первые годы наполняемость была очень небольшой – иногда по 2-3 человека в классе. Только спустя 10 лет наполняемость достигла нормы. В первые годы с учениками работали учителя общеобразовательной школы: Тихонова Инна Константиновна, Дубровская Нина Иннокентьевна, Бизяева Татьяна Петровна. Воспитатели: Саулина Александра Васильевна, Саулин Петр Егорович, Спетницкая Ольга Павловна, Полушкина Надежда Денисовна.

Незнание специальной методики работы с данной категорией детей существенно затрудняло получение высоких результатов в обучении. А тут еще и грянула война. В первый же ее год ушли добровольцами на фронт учителя-мужчины и сам директор Михаил Дмитриевич Колмаков. Всего из Березово ушло на фронт больше 200 человек.

Школа, все ее заботы и нужды легли на плечи женщин. В годы войны они вместе с детьми, как могли, оказывали помощь фронту.

Из воспоминаний Дубровской Н.И.: «Ночами при керосиновой лампе девочки вязали теплые носки и варежки, шили шапки-ушанки для бойцов, воевавших на фронте. Днем в летнее время работали на полях колхозов «Красная пятилетка» и «1 Мая». Школа неоднократно получала благодарности за помощь фронту…».

Занятия в школе продолжались, несмотря на все трудности. Дети жили здесь от каникул до каникул, а порой их и вообще никто не забирал домой: отец на фронте, а мать работает дни и ночи.

Остро не хватало в годы войны бумаги, учебников. Писали на газетах и старых книгах между строк, или на серой оберточной бумаге. Война сплотила всех детей, старшие следили за младшими, помогали им в учебе, чинили одежду и обувь, словом, во всем помогали справиться с тоской по родителям. Лекарств тоже не хватало, все их забирал фронт, потому лечились народными средствами – травами, которые собирали и сушили самостоятельно, ягодными отварами.

Затаив дыхание, читали письма с фронта, а если кто-то узнавал о гибели родственника, то это было общее горе для всех. К таким детям относились по-особенному, всеми способами стараясь скрасить их жизнь в интернате, делились едой и сладостями, которых так не хватало.

Сейчас, через многие годы, рассматриваешь пожелтевшие фотографии и с благодарностью думаешь о тех людях, об их высоком сознании человеческого долга перед страной, и собственной совестью.

Все вынес русский человек, а вместе со всем народом и наши односельчане пережили годы войны. И вот в один из солнечных майских дней пришла радостная весть об окончании войны в наше село и нашу школу. Словами это счастье описать нельзя… Жители села, не сговариваясь, все, как один, пришли к клубу, где и состоялся первый послевоенный митинг. Сюда пришли и учащиеся обеих сельских школ. Хотя ребята и не слышали, о чем говорят взрослые, но по счастливым плачущим и смеющимся одновременно лицам людей сразу поняли, какая великая радость пришла на нашу землю. Не будет теперь похоронок, вернутся с фронта в свои семьи солдаты, и настанет, наконец, такой долгожданный мир…

Вернулся и М.Д. Колмаков – директор школы, с медалями на груди.

Не было такого фронта, где ни воевали бы наши земляки. При освобождении Киева отличился уроженец села Березово Николай Федорович Жуковский. За храбрость и мужество, проявленные при форсировании Днепра и удержании плацдарма на правом берегу реки, ему было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Все, кто вернулся живым, и кто остался на полях войны, с честью выполнили свой долг перед Родиной. Неувядаемой славой увековечил свое имя Михаил Петрович Абызов. При наступлении на Воронежском направлении он закрыл своей грудью амбразуру вражеского дзота, за что посмертно был награжден орденом Красной Звезды. Его именем названа улица не только в Березово, где сейчас находится школа-интернат, но и в Кемерово, и в Воронеже. Имя его высечено на памятнике в центре села. В Березово и сейчас живут внуки и правнуки героя.

Вернувшиеся фронтовики начали налаживать мирную жизнь в селе. М.Д. Колмаков выстроил неподалеку от школы-интерната новый дом, бревен по Томи тогда сплавлялось много, проблем со строительными материалами не было.

А в старой школе тем временем стало тесно, назрела необходимость в большом кирпичном здании. И вот при содействии Дмитрия Ивановича Мостовщикова, заведующего отделом народного образования Кемеровского района, были выделены нужные средства.

Стройка шла быстро, одновременно заложили двухэтажное кирпичное здание и под спальный корпус; открыли его в 1964 году.

К тому времени Михаил Дмитриевич Колмаков переехал в Ленинград, а директором был назначен Владимир Иванович Новиков.

Рассказывать об этом человеке можно бесконечно. Родился он в 1924 году. Всю войну был разведчиком, имеет множество боевых наград. Вернувшись с фронта, в 1948 году поступил в Кемеровский педагогический институт, закончил факультет, учитель географии работал в общеобразовательной школе. В 1960 году стал директором школы-интерната для глухих детей. Внимательный, интеллигентный, обходительный как в отношениях с взрослыми, так и с детьми, Владимир Иванович обладал настоящим даром общения. Ко всем относился уважительно и с пониманием. За лето всем работникам школы успевали помочь сделать ремонт в домах. Уже в августе педагоги были обеспечены дровами и углем. Никому Владимир Иванович не отказывал в помощи, потому взрослые его уважали, а дети любили.

За 13 лет своей работы директором В.И. Новиков обустроил классы, оснастил всем необходимым оборудованием швейные и столярные мастерские. Был оборудован прекрасный спортивный зал, закуплен инвентарь, каждый старшеклассник имел лыжи и коньки, не было недостатка в санках, мячах, скакалках.

Дополнительный доход школа получала от продажи зерновых, овощей, ягоды, мяса, со своего пришкольного участка. Каждую весну и осень помогали совхозу – пололи капусту, копали картофель. За это совхоз обеспечивал школу молоком.

К общей радости детей и сотрудников школе в 1960 году выделили грузовой автомобиль. От лошади тоже никто не отказался. На ней возили корм для свиней, траву, обрабатывали пришкольный участок. Стали прибывать в школу квалифицированные специалисты. Из Ленинграда приехала, молодой дефектолог Нина Николаевна, здесь же вышла замуж за учителя физкультуры Семена Иосифовича Полушкина и осталась в школе насовсем. Уже через несколько лет она оборудовала в школе прекрасный слуховой кабинет. Ежедневная кропотливая работа по постановке звуков у глухих детей не прошла даром. Более 85% выпускников смогли успешно реализовать себя на фабриках, заводах, в конструкторских бюро и многих других учреждениях.

Семен Иосифович, как и его жена, все свое время отдавал школе. Регулярно проводились соревнования, был сделан стадион, зимой дети вместе с сотрудниками заливали каток. Вечером сюда собиралась детвора, чуть ли не со всего села.

Любовь к спорту, которую прививал детям Семен Иосифович, была так велика, что тренировались в любую погоду, а в результате регулярно занимали призовые места на областных соревнованиях по хоккею, футболу, теннису. С огромным интересом читали ребята спортивные новости в газетах, болели за свои команды.

Воспитанники ходили в походы выходного дня, с директором и учителем физкультуры.

После окончания школы многие ребята не расставались со спортом и туризмом, так глубоко запала им в душу наука Семена Иосифовича Полушкина.

Активно искала школа пути привития детям самостоятельности. Отличным подспорьем в этой работе было детское самоуправление. Всеми делами школы ведал совет дружины под руководством старшей пионервожатой Тарасовой А.А.. В совет входили все ученики восьмого класса школы глухих. Действовали комиссии: шефская (помощь младшим), санитарная, спортивная (проведение зарядки и спортивных мероприятий), штаб заботы о школе (ремонт помещений, зданий, мебели, озеленение территории) и клуб выходного дня. Взрослые же умело направляли деятельность этих комиссий.

Опытом организации детского самоуправления школа делилась со всей областью. Особого внимания заслуживал эксперимент, вошедший впоследствии в норму — день без взрослых, когда дети брали полностью все управление школой на себя. Надо заметить, что дисциплина в этот день была даже выше, чем обычно.

В награду за свой труд весь коллектив детского самоуправления каждое лето выезжал на Черное море в пионерский лагерь «Лазаревское».

Воспитательно-образовательный процесс был открытым, родители всегда могли приехать в гости, побывать в классе, в столовой, в спальне, посетить урок, побывать на занятии у воспитателя. Очень важно было наладить тесную связь с родителями, и педагогический коллектив эту задачу успешно решил. Отпуская ребят на каникулы, учитель подробно инструктировал отцов и матерей, как нужно говорить с ребенком, над, чем позаниматься дополнительно. Если родители будут общаться с ребенком жестами, он никогда хорошо не научится считывать речь с губ и говорить сам, а ведь жить ему потом среди обычных людей.

Выпускники школу никогда не забывали, регулярно приезжали в гости, рассказывали о своих успехах, учебе, работе, порой помогали школе материально. Практически все они нашли свое место в жизни, реализовали свои способности и возможности. Глухота не помешала им стать художниками, конструкторами, швеями, мастерами, зуботехниками…

Что лежало в корне этого решения, неизвестно, но в 1973 году школа для глухих детей была переведена в Прокопьевск, а на ее месте открыли районную вспомогательную школу-интернат. Часть учителей решила поехать работать в Прокопьевск. Профессию менять не хотелось, ведь за спиной были многие годы работы с глухими детьми. Уехали из Березово и супруги Полушкины. Немногие педагоги решились работать во вспомогательной школе.

Хотя школа и считалась районной, детей везли со всей области, часто не больных, а глубоко педагогически запущенных. Первое, с чем столкнулись работники школы – это непослушание, отсутствие навыков личной гигиены, нежелание учиться. Опыта работы с подобными детьми ни у кого не было. Единственным специалистом была Галина Федоровна Дорофеева, дефектолог по образованию.

Новым директором был назначен Евгений Иванович Петров. Родился он в 1923 году в деревне Худяшово Ленинск-Кузнецкого района. Родители попали под раскулачивание и лишились всего нажитого. Евгений окончил семилетнюю школу и поступил в торговый техникум. В августе 1941 года поехал на практику в Ленинск-Кузнецкий, но проходить ее пришлось уже на фронте…

Воевал Петров Е.И. в должности радиста на Воронежском фронте (1942-1943), на Степном фронте (1943) в должности старшего радиста, на 2-м Украинском фронте (1943-1944). Был направлен в Ленинградское артиллерийское училище, окончил его в 1945 году и остался на военной службе. В 1947 году Евгений Иванович встретил 17-летнюю девушку, которая стала его женой, а в 1948 году, будучи уволен в запас, приехал в Березово вместе с сыном и молодой женой Варварой к ее родителям. Посоветовавшись с родственниками, решил идти учиться в педагогическое училище, ведь педагог всегда был не только уважаемым, но и относительно обеспеченным, по деревенским меркам, человеком.

Экзамены по 16 предметам были сданы успешно. С 15 августа 1948 года Евгений Иванович назначается учителем начальных классов, без предварительной подготовки и опыта, а в классе 42 человека! В 1949 году поступил в Сталинский учительский институт. Успешно окончил его в 1952 году и получил квалификацию учителя естествознания и географии. Работал Евгений Иванович в разных школах района, был завучем, а потом и директором в Ново-Георгиевской школе-семилетке. С 1964 по 1971 год – директор Панфиловской средней школы.

Любил Евгений Иванович цветы. Везде, где работал он, делались прекрасные клумбы. Семена детям и взрослым разрешали собирать, чтобы потом посадить возле своих домов. Был в семье Петровых такой случай: ездил Евгений Иванович в г. Трускавец, вернулся счастливый и с большим свертком. Жена уж думала, что привез он ей шубу, заглянула, а в свертке саженцы голубых елей – 40 штук. Так и появились голубые ели в Панфилово. Школа работала на высочайшем уровне, была известна по всей области. Директору Петрову Е.И. за это присвоено было звание «Отличник народного просвещения», был он награжден и медалью «За доблестный труд». А в 1971 году Указом Президиума Верховного совета СССР Евгений Иванович награжден орденом Ленина. А так же Евгений  Иванович был  награждён  правительственными наградами. Во время Великой Отечественной войны Евгений Иванович был награжден двумя медалями «За боевые заслуги», орденом «Отечественной войны от 11.03.1985 г., медалью «За победу над Германией» в Великой Отечественной войне в 1941-1945 годах, юбилейными медалями 20, 30, 40, 50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годах.

Юбилейными медалями «50», «60», «70» лет Вооруженных сил СССР.

Знак «25 лет Победы в Великой Отечественной войне».

«За доблесть и отвагу в Великой Отечественной войне»

В этом же году Петров Е.И. назначен директором Кемеровской областной специальной школы для трудновоспитуемых детей, где проработал 3 года. Пользовался уважением не только сотрудников, но и этих очень сложных ребят. Основой воспитания был труд. Работа, конечно, была трудная, стало сдавать сердце, поэтому в 1974 году перевели Евгения Ивановича на работу «попроще» — директором вспомогательной школы. Здесь все только начиналось, работы было непочатый край. Под руководством Петрова Е.И. разработали новую программу воспитательной работы, в основе которой лежал труд. Евгений Иванович всегда говорил, что никаких пауз быть не должно, иначе ребенок заполнит их тем, что сам считает нужным, а этого допустить никак нельзя.